Чеченец значит красивый

В связи с очередной попыткой ревизовать название чеченцев и их республики в печати появляются различные публикации, отражающие мнения людей на этот счет. Хочу высказаться по этому поводу и я. Если речь идет о замене неблагозвучного в русском языке просторечного названия Чечня (сравните квашня, мотня, мазня, резня, возня, брехня, беготня, болтовня и т.д.) на официальное Чечения, то я всецело поддерживаю это начинание. Если же под этим благовидным предлогом пытаются преднамеренно заменить всемирно известное название чеченцев «чечен» на никому неизвестное самоназвание «нохчи», то я категорически против этого. И причин тому много. Однако я остановлюсь только на двух, на мой взгляд, прочно взаимосвязанных, несмотря на их кажущуюся разрозненность.

Первое. Идею об искоренении слова чеченец, как несущего в себе негативный оттенок, и замене его на любое другое, я впервые услышал от Зелимхана Яндарбиева еще до первой войны. И я был абсолютно уверен тогда, уверен и сейчас, что это была не его идея, а идея той конторы глубого бурения, которая за ним стояла. Сразу же после первой войны пронесся слух, что Грозный вследствие его сильного разрушения восстанавливать не будут, а столицу перенесут то ли в Гудермес, то ли в Атаги. Опять было ясно откуда дует и эта идея. А теперь вспомним, как эти же слухи два года витали в воздухе и после второй войны. И не только витали в облаках, но и на деле Правительство долго находилось в Гудермесе, усиленно отстраивался опять же Гудермес, вузы (ЧГУ, ЧГПИ, ГНИ) пытались перенести туда же и т.д. Судя по всему, поджигатели войны пытались закрепить свой стратегический успех, поставив Грозный, бывший самый крупный после Ростова и Краснодара индустриальный и культурный центр на Северном Кавказе, вровень с такими деревнями как Назрань и Хасав-юрт. Одновременно с этим они взялись и за этноним чеченец.

Платные трепачи в местах скопления людей спешно делились тогда (в 2000-2001 гг.) радостными новостями вроде: «Вы слышали, говорят, что в арабском языке чечен означает вор, а в тюркских языках – грабитель». И дальше в таком же духе. Да будет известно недругам чеченского народа, что в арабском языке нет не только слова чечен, но даже и звука ч! Зато есть слово шишани «чечен, чеченцы» (как и в кабардинском шэшэн «чеченец»), которое, судя по всему, того же корня, что и арабское шашани «эталон, образец красоты». Вот тут-то, видимо, и кроется причина по которой кому-то явно не нравится благородное слово чечен. Не зря люди знающие говорят, чтобы уничтожить народ надо лишить его исторической памяти. Происхождение этнонима чечен и есть вторая причина, по которой я категорически против всяких манипуляций с его заменой.

О происхождении этого слова среди ученых до сих пор не было единого мнения. Наиболее популярной долго была версия, по которой название чечен происходит от топонима Чечен-аул и что оно получило распространение через русский язык, начиная всего лишь с XVII-XVIII века. Однако эта версия не выдерживает никакой критики, так как противоречит тому факту, что данный этноним представлен у соседей чеченцев задолго до прихода русских на Кавказ, сравните, например, кабардинское шешен (Финк, Фасмер 4, 355), осетинское цацан, дидойское чачани, аварское чачан (Дирр, Namen 207), лакское чачан, турецкое чаьчаьн ‘чеченец’ (Радлов 3, 1988). Более того, чеченский историк Х. Хизриев (1979, c.43-45) установил, что этноним сасан, представляющий собой вариант слова цацан // чачан, встречается в монгольских и иранских летописях XIII века. По его мнению, под этим термином скрываются чеченцы, потому что в грузинских источниках, описывающих те же события, на месте этнонима сасан стоит другой, грузинский термин дзурдзук, несомненно, являющийся древним названием чеченцев. Таким образом, мы видим, что у окружающих народов задолго до появления русских на Кавказе существует название чеченцев в виде фонетических вариантов сасан // цацан // чачан // шашан // чечен // шэшэн. Возникает естественный вопрос: «А что же оно означает?»

В тюркских языках широко представлена нарицательная основа чечен // чечан // саьсаьн в значении ‘1. красноречивый, остроумный; 2. красивый, живописный, изящный’ (татарское чаьчаьн, башкирское саьсаьн ‘красноречивый; находчивый’, тувинское чечен ‘изящный, художественный; красноречивый’, чувашское чечен ‘красивый, изящный, прекрасный, очаровательный’). По мнению А .Сулейманова (1980, с.150) и Х.Хизриева этническое название чечен образовалось на базе первого значения тюркского слова, а именно «красноречивый, остроумный». Х.Хизриев, в частности, пишет: «Трудно сказать, какой смысл слова имели в виду монголо-татары, называя так народ, ранее имевший у других народов иное название, но даже у авторов нового времени мы находим неожиданное подтверждение смысловому обозначению данного этнонима – «чеченцы считаются людьми веселыми, остроумными (французы Кавказа)».

Несмотря на то, что в пользу первого значения свидетельствуют чеченские субэтнонимы бено ‘беноевец’ и белгIато ‘белгатоевец’, сближаемые нами соответственно с арабским баян ‘красноречивый, ясно изъясняющийся’ и балaгIат ‘быть красноречивым; красноречие’, на наш взгляд, значения ‘красноречивый, остроумный’ и ‘красивый, живописный, изящный’, как органически взаимосвязанные, не следует отделять друг от друга. Сравните в этом отношении происхождение русских прилагательных обаятельный, обворожительный. Если же кому-то непременно хочется разделить их, то более распространенным значением, скорее всего, является визуальное значение ‘красивый, живописный, изящный’. Именно с этим значением основа чечен представлена и в русском языке: чеченя ‘щеголь’, чечень ‘балованый ребенок’, чечениться ‘гордиться, чваниться, щегольски одеваться’ (Фасмер IV 355). В конечном счете сюда же следует относить и арабское шашани ‘образцы; эталон (красоты)’, лакcкое шашан ‘ткать’, хиналугское чаьшни ‘узор’, персидское сасун ‘вытачка, узор’, среднеперсидское сас ‘красивый’. На основании этих данных мы приходим к заключению, что чеченцы получили свое национальное название чечен поживописной орнаментированной кавказской форме, подчеркивавшей их красоту и грацию.

Невозможно переоценить всю важность того факта, что именно такую же внутреннюю форму имеет и самоназвание чеченцев нохчи. По мнению А.Сулейманова, которое он высказал в своей «Топонимии» (Грозный, 1978) на стр. 146, имя эпического родоначальника чеченцев Турпал нохчи «Богатырь-нохчи» буквально означает ‘Рыцарь великолепный’. Перевод первой части турпал как рыцарь оставим на поэтической совести поэта. Толкование же второй части как ‘красивый, великолепный’, данное автором на основании устаревшего азербайджанского и персидского наьхши ‘красивый, великолепный, блестящий’, следует считать поистине прозорливым. Действительно, основа нахш // нахч в значении ‘расписной, узорчатый, красивый’ представлена на всем Ближнем и Среднем Востоке: армянск. нахш ‘узор, орнамент’, нахши ‘узорный, расписной’, лезгинск. нахиш ‘узор’, курдск. нехшин ‘разукрашенный, расписной; цветной’, нехш ‘рисунок, картина, изображение’, арабск. накъш ‘узор, орнамент’. Чередование ш // ч в этих словах такое же, как и в вышерассмотренных чечен // шешен. Этот перебой мы встречаем и в собственно чеченских словах, таких, как: Iарш // Iарч ‘оглобля’, аьшка // аьчка ‘железный’, дешка // дечка ‘деревянный’, гешдан // гечдан ‘прощать’ и др. Развитие же значения ‘узор, орнамент’ в направлении ‘щеголь, франт’ прекрасно иллюстрируется чеченским забар ‘узор, орнамент’ – заббари ‘щеголь, франт’.

В этом месте читателю впору воскликнуть: «Что же это получается, товарищи? Выходит что и самоназвание чеченцев нохчи иностранного происхождения!». Представьте себе, да, именно так. Более того такая ситуация, как показывают нижеследующие примеры, закономерна. То есть практически все национальные названия сначала являются иноназваниями и только потом по прошествии известного времени становятся самоназваниями.
Сравните:

  • чеченское чIеберло ‘чеченец-чеберлоевец’ (от чIабирло, где -л-о – суффиксы) того же корня, что и кумыкское чебер ‘живописный, образный’, татарское чибер ‘красивый, статный; красавец, красавица’, русское чебер ‘щеголь, франт’, ассирийское шаппира ‘красиво’, ‘красивый’, ‘прекрасный’; монгольское цэвэр ‘красота’, бурятское сэбэр ‘красивый’;
  • чеченское дишни ‘чеченец-дишниец’, возможно, связано с турецким десен ‘рисунок, орнамент’, румынским десен ‘рисунок, узор’;
  • чеченское маьлхи ‘чеченцы-мелхинцы’ связывают с нахским малх ‘солнце’, якобы ‘дети солнца; огнепоклонники’ (?!), однако это не реально, поэтому сравните арабское малихь ‘красивый, миловидный, прекрасный’, осетинское малхъ ‘павлин’;
  • чеченское шикъаро ‘чеченец-шикароец’ А.Сулейманов (1997, с.235) сопоставил с араб. шикъар ‘белокурый, русый’, что можно подкрепить дагестанско-каратинским чIикоров ‘красивый’;
  • чеченское Никар, Никара ‘селение в обществе ТIерла, между двумя рукавами речки Никаройн ахк’. По мнению А. Сулейманова, может восходить к:
    1. груз. никIора ‘белолобый’,
    2. тадж. нигора ‘красавица’ (Топонимия Чечни, 1997, с.122).
    Действительно, сравните чеченское никарсата ‘цаца, красавица, кривляка’, персидское нэгар ‘узор, рисунок, изображение; поэтич. красавица’, нэгарин ‘разрисованный, раскрашенный, украшенный; поэт. красавица’, никру ‘красивый, миловидный, с красивым, миловидным лицом; веселый, приветливый’. Похоже, что жители селения Никар славились своим орнаментальным искусством и умением изящно одеваться, а может быть и макияжем. Грузинское никIора ‘белолобый’, вероятно, восходит к тому же иранскому источнику.
  • чеченское бено ‘беноевец’ с большой долей вероятности может быть связано с индоевропейским корнем *бан- ‘сиять, светить; белый’, иранское *бану ‘свет’, староосетинское бан ‘белый свет, день’, ирландское бан ‘белый’, греческое фено ‘сиять’, латинское бене ‘хорошо’, бонус ‘хороший, славный, благородный, справедливый’, что предполагает внутреннюю форму бено в виде ‘белый, белокурый, великолепный, красивый, благородный’. Учитывая, что значение ‘живописный, великолепный, красивый’ постоянно сочетается с значением ‘обаятельный, обворожительный, красноречивый’ сюда же можно привлечь и арабское баян, баянат ‘ясность, красота изложения, красота речи, красноречие’, баййин ‘красноречивый’, аварское баяна- ‘красноречивый’, Баян «селение Беной» (Р. Hашхоев, 2003, с.88), причем фонетически Баяна в чеченском дает Бена точно так же, как тюркское Саясан – чеченское Сесана;
  • чеченское гиендаргануо ‘чеченец из рода гендаргной’, возможно, связано с арабской основой гIандара ‘рядиться, украшаться, быть франтом, щегольски одеваться’, кумыкским гийиндир-мек ‘рядить, нарядно одевать, наряжать’, *гийиндирген ‘нарядно одетый, наряженный’. Созвучие чеченского племенного названия нахчи с чеченским названием сыра нахчи, подмеченное еще У. Лаудаевым, тоже неслучайно. Однако его объяснение нахчи как ‘сырные, изобилующие сыром’ не выдерживает критики ввиду отсутствия типологических параллелей, или иначе говоря, в природе не отмечены такие национальные названия как молочные, сырные, творожные. Правильным толкованием следует считать все то же значение ‘красивый, прекрасно сформованный; ласкат. душечка; сыр’, которое устанавливается сопоставлением
    1. франц. fromage ‘сыр’ с лат. forma ‘форма, вид, наружность, красота, рисунок, изображение, чекан’, formosus ‘стройный, изящный, красивый, прекрасный’;
    2. латинского caseus ‘сыр’ с латинским caseus ‘ласкат. душечка’, арабским каса ‘быть красивым, изящным, элегантным’, древнечеченским *кас ‘красота, гарация, вид’.
    3. Последнее со временем изменилось в чеченское *кус; куц ‘красота, наружность, вид’.

Серьезным аргументом в пользу нашей этимологии чечен и нохчи как «щеголь, франт, красавец» говорят не только современные чеченские национальные и племенные названия, но и старые, ныне забытые. Одно из древних названий чеченцев по сообщениям И. Гюльденштедта, Я. Потоцкого, Витсена и др. – мишег. Разве можно считать случайным, что и это название расшифровывается абсолютно идентично как «стройный, красивый, образцовый». И такую возможность дает нам великий, могучий арабский язык, который в то время был главным международным языком, сравните арабское машикъ, мишикъ ‘стройный, красивый’, машкъ ‘прописи, образцы (для чистописания)’, откуда азербайджанское мешг ‘прописи’, кумыкское мишик ‘кошка’ (из первоначального значения ‘киса, цаца, красивая, пестрая’), мичигъыш ‘чеченцы’. Типологически cp. чеченское цициг ‘кошка’ из цациг (-иг – уменьшительный суффикс) от *цаца ‘пестрая, расписная, красивая’ при русском цаца ‘красивая игрушка, паинька’, польском цаца ‘хорошо, красиво’, чешском чача ‘игрушка’, осетин. цаца ‘детск. красивое платье, одежда’, цацан ‘чеченцы’. Как показывают факты, понятия кошка и красивый взаимосвязаны, сравните рус. кошка и роскошный, арабское къит I- ‘кошка’ и къитIатI ‘образец, модель’, татар. мэче ‘кошка’ и коми-зырянское мича ‘красивый’ , латинское cattus ‘кошка’ и тохарское katu ‘украшение, блестящий’, лат. felis ‘кошка’ при felix ‘радующий глаз, благоприятный, счастливый’ и т.д. С культурно-исторической точки зрения этнические названия с внутренней формой красивый не являются чем-то невозможным.

Коренные кавказские народы представлялись для окружающего населения эталоном красоты, не случайно на Западе белая раса называется кавказской. Арабская пословица гласит «красив как мамлюк» (мамлюки – в средние века белые воины на службе Египетских царей, в основном выходцы с Кавказа), курдское гурдж в прямом значении означает ‘грузин’, а в переносном – ‘красавец’. Про черкесов (адыгов) путешественники писали: «За царством аланов находится народ, называемый кашак… Среди народов этих мест нет народа более изысканной наружности, с более чистыми лицами, нет более красивых мужчин и более прекрасных женщин, более стройных, более тонких в поясe, с более ясной линией бедер…, и вообще нет народа лучшей внешности, чем этот. … Они одеваются в белое, в румскую парчу, в ярко-алую ткань и различные парчовые ткани, затканные золотом» (Ал-МасIуди, Золотые истоки, Материалы по истории СССР, вып. 1, под ред. А.Д. Горского. М., 1985, с.290).

По сообщению Д.К. Кантемира, «Даже те из них (черкесов), которые родились среди татар, не имеют ни облика, ни характера этого народа, и, если бы кто-либо назвал их прекраснейшими из всех восточных народов, они не слишком бы отклонились от истины»… «Турки более всего ценят в черкесах красоту; невольники из этой нации ценятся дороже всех других. Их девушки прекраснее всех других и сложены очень пропорционально; они обладают наивысшими духовными качествами, будучи умеренными в потребностях и способными к просвещению» (История роста и упадка Оттоманской империи).

Другой автор Марков в своей статье «Одежда кавказцев» пишет: «Кавказец одевается гораздо красивее европейца не потому только, что наряд его более ярче, что он весь в сверкающем оружии. Посмотрите на горца, на грузина: это статные, рослые люди, и одежда их не скрывает ни их роста, ни их статей. В кавказском наряде, кажется, все молодцы, все ловкие и смелые». «Наружность их величава… ступит ли станет ли он – модель Аякса или Ахиллеса. Пронзительный взор, стройный стан, величавая походка – все обнаруживает силу и свободу» (Марлинский А.А. Полн. собр. соч. Изд. Каспари. Т. I, ч. II. С.150-151). «В характерных нарядах горца и грузина не только красота и удобство, но и много выразительности, много художественного соответствия с внутренней жизнью кавказца» (Газета Кавказ, 1883, No 183). Характеризуя внешний облик и нравы чеченцев историки пишут: «Чеченцы, как мужчины, так и женщины, наружностью чрезвычайно красивый народ. Они высоки ростом, очень стройны, физиономии их, в особенности глаза, выразительны; в движениях чеченцы проворны и ловки; по характеру они все очень впечатлительны, веселы и остроумны» (Покоренный Кавказ, С-Петербург, 1904, с.120)

Н.С. Джидалаев отмечает, что у лакцев, как и других народов Дагестана, поэтическим ореолом окружены, например, Шамул ‘Сирия’, Мисри ‘Египет’, Магъриб ‘Северная Африка’, чачан ‘чеченец’, чаргас ‘черкес’, чачан-чаргас ‘чечен-черкес’ и тут же в сноске добавляет: «Каким образом чачан, чаргас, которые формально совпали с этнонимами, стали поэтическими словами, требует историко-этимологического анализа». Частично на этот вопрос отвечает имам Шамиль, который будучи уже в плену при виде Калужской природы восторженно восклицал: «Чачен! Валла Чачен! Коп Чачен! – Чечня! Совершенная Чечня!» (А. Руновский, 1989, с.33-34). Чечня была житницей не только Дагестана, но и прилегающих территорий, а чеченцы были народом pаr excellence «элитарным, превосходным народом» (Berge), как французы или немцы в Европе.

На основании вышеизложенного мы приходим к заключению, что внутренней формой обоих названий чеченцев чечен и нохчи является ‘красивый, великолепный, грациозный; щеголь, франт’ или иными словами ‘ариец’. В использовании последнего эпитета по отношению к чеченцам мы не оригинальны, впервые его употребил применительно к чеченскому этносу К.М. Туманов в 1913 году в своей замечательной работе «О доисторическом языке Закавказья»: «Предки современных чеченцев – отпрыски арийских мидийцев, матианов, живших, между прочим, в одной сатрапии с урартийцами. Пережив последних, они окончательно исчезли из пределов Закавказья к началу VIII века нашей эры».

Арби Вагапов, заведующий кафедрой практикума чеченского языка, кандидат филологических наук.


Чеченец значит красивый

Silence is golden.

21.9

Репутация

0

Подписчиков

3

Статей

1 /  0

Отдал(а) голосов

Добавить комментарий