Восток — дело тонкое, или как правильно торговаться в Турции.

— Итак, мы с вами сейчас подходим к Капалы-Чарши — это один из крупнейших крытых рынков в мире. Ежедневно его посещает свыше полумиллиона посетителей и туристов…
Вполуха слушал я занимательный рассказ нашего гида о достопримечательностях одного из красивейших городов мира – Стамбуле. Это была моя первая поездка в Турцию. В составе большой делегации, я с коллегами по работе, прибыли в рабочую командировку, а так как день приезда выпал на выходной, решили его посвятить культурно-развлекательной экскурсии по этому прекрасному городу. Я пытался впитать в себя всю эту, окружающую меня, восточную атмосферу, и не мог ею насладиться — попив турецкого кофе у мечети «Султанахмет», отведав местного деликатеса — одноименных котлеток, мы вышли на центральную оживленную улицу. Цвел май. Стамбул был умыт грибным дождем, освежен бризом Мраморного моря и необычайно колоритен туристами и своими аборигенами.
— Побывать в Стамбуле, и не побывать на Гранд-базаре? Да, вы что… Это, как будучи в Париже, сходить на Елисейские поля, и не увидеть Эйфелеву башню! — эти слова гида подстегнули всех, и мы единогласно решили прогуляться по этому историческому месту.
— В Капалы-Чарши имеется 4000 магазинов, 66 улиц, более 20 ворот, среди которых наиболее примечательными являются, расположенные рядом с площадью Чемберлиташ – центральные ворота «Нуруосманийе», на которых имеется надпись «Бог милует того, кто посвящает себя торговле». Строительство базара началось при Султане Мехмеде II, сразу после взятия Константинополя, в 1453 году …
Мы шли по одной из центральных самых старых улиц Капалы-Чаршы, и слушали гида. Я бойко смотрел по сторонам — огромное скопление людей, гомон восточного базара, различные магазинчики с разнообразным ассортиментом: туристические сувениры, ювелирные изделия и украшения, антиквариат, изделия из керамики и дерева, чего здесь только не было! А не было здесь одного – рыболовного магазина.
— А, что здесь еще есть, кроме сувениров и золота? – аккуратно поинтересовался я у гида.
— Здесь есть все! – ответила она мне. — Все что душе угодно. Вот тут совсем рядом есть ряды с кожаными изделиями, если вы хотите, мы можем там пройтись.
— Я бы тоже посмотрел сумку!
— А, я портмоне! – поддержали идею посещения отдела кожи мои друзья.
Мне было неловко, перебивая их, спрашивать про рыболовный магазин, и я тая надежду на то, что по дороге быть может увижу магазин с рыболовным товаром, последовал за всей группой.
— Пойдемте, пойдемте вместе со мной, у меня тут один знакомый магазинчик, где я часто покупаю изделия из кожи, просто зайдем вместе, посмотрим, и если ничего не понравится – выйдем, — сказала гид, и увлекла меня с другом в один из магазинов. По пути я вспомнил, что по прогнозу погоды следующий день должен был быть дождливым, а я как назло приехал налегке – в костюме.
— А, если что-то понравится? Торговаться нужно здесь, или это оптовый базар, и цены окончательные? – поинтересовался я на всякий случай.
— Это восточный базар, Адам, и не торговаться здесь нельзя.
С этими словами мы вошли в магазин.
— Ассаламу алейкум! – поздоровался я при входе.
— Элэйкюм асалам! Мар-хаба! Хэв э гуд дей! Дапро пажалават! — ответили нам из разных концов магазина несколько человек одновременно.
— Здравствуйте, это мой родственник, покажите ему, пожалуйста, лучшее, что есть в вашем прекрасном магазине, и сделайте скидку, как мне, — сказала наш гид, и переключила все внимание русскоговорящего продавца на меня.
— Конечно, что бы вы хотели купить?
Я решил подыграть, раз уж зашел, и назвал первое, что увидел:
— Кожаные куртки, какие бы вы посоветовали?
— Вот посмотрите, новинка сезона этого года… В Европе она стоит 4000-5000 евро…
Куртка мне понравилась с первого взгляда, но, услышав цену, я сделал скучающий вид, и начал смотреть другие куртки. Продавец не унимался, и вился вокруг ужом:
— Это самая последняя модель, имеются любые размеры, несколько расцветок: черный, синий, коричневый. Просто примерьте!
Я нехотя примерил.
— Чай! — сказал он какому-то мальчугану, тот исчез.
— Но меня на улице ждут друзья, мне уже пора выходить, — хотел было отказаться я, но вспомнил, что нам подсказала гид – турки смертельно обижаются, если отказать им в чаепитии – можно не выпить, но чай на столе должен стоять, и не успел согласиться, как он мне ответил:
— И ваших друзей чаем напоим, все будет хорошо. Вай-вай, как она на вас хорошо сидит эта куртка!
— Сидит-то хорошо, но цена у вас такая, что надо сначала предупредить клиента, посадить его на стул, а потом озвучивать цену, чтоб он не упал.
— Уважаемый, вас как зовут? Как мне к вам обращаться, Бей? Я же ее цену даже еще и не назвал…
— Меня Адам зовут. Но вы же назвали сумму.. – хотел было я напомнить ему сказанное.
— Это европейская цена была, Адам-бей! Цена этой куртки на лучшем базаре Турции — тысяча евро.
— Ясно.
— А, в моем магазине она стоит пятьсот долларов, Адам-эфенди.
Я глянул на гида, она была увлечена просмотром женских сумочек, мой друг тоже что-то рассматривал вдалеке от меня. Поддержки ждать было неоткуда.
— А, какую вы можете сделать скидку на эту куртку? – робко спросил я.
— Ну, вот потому что вы родственник нашего постоянного покупателя, я вам сделаю персональную скидку — двадцать долларов!
— Понятно, спасибо, — и уже было направился к выходу, но не успел я закончить прощание, как он придерживая меня под локоть усадил за стол.
— Попробуйте чай, очень вкусный.
Я присел. Неловко отказывать в гостеприимстве. Сделал глоток, закусив рахат-лукумом, и, сам от себя не ожидая, произнес:
— Да уж, не думал, что в Турции такие горячие цены, с замороженными скидками.
— А, вы, я извиняюсь, откуда, эфенди?
— Я из Чечни, из Грозного, если быть точнее.
— О-О-о!!! Чеченистан, да? Что же вы сразу не сказали, уважаемый?! У меня такой друг есть, сжав ладони в кулак, он выпятил большие пальцы вверх, чеченец – Тимур его зовут. Такой друг, такой друг!!! Мы с ним в Бельгии познакомились. Все время он к себе зовет в гости. Вот ради Тимура, я вам отдам эту куртку за 450 долларов! Берите, мне не жалко.
— Спасибо за такую скидку. Если судьба сведет с Тимуром, ему тоже передам, что благодаря ему мне сделали такое уважение, — улыбнулся я в ответ.
— Берите, берите, не пожалеете.
— Пожалеть, может не пожалею, но в Стамбуле покупать куртку по московским ценам, как-то неразумно, вам не кажется? – парировал я.
— Вот я албанец, столица Албании – город Тирана, там у нас в любой магазин кожи, если зайдете, то дешевле 400 долларов вам никто не продаст эту куртку! Берите за 400.
— Албания от Турции далеко, Чечня ближе. Я такую куртку в Грозном могу взять за эти деньги, а то и дешевле — покраснев от стыда, высказал я ему в лицо правду-матку.
Он не растерялся:
— Хорошо, раз такое дело, могу предложить вам лучшую цену – 380 долларов. Только потому, что вы из Грозного.
— А, как она под дождем ведет себя, эта кожа? Завтра по прогнозу дождь обещают, быстро промокает?
— Пойдемте, пойдемте, Адам-бей, покажу кое-что, — увлек он меня к лестнице в глубине магазина, ведущей на второй этаж. Наверху был кабинет директора магазина. Албанец позвал чайханщика, мы сели за стол выпить еще чая. Мне захотелось взбодриться турецким кофе. Принесли кофе. Следом за нами поднялся еще один сотрудник, ему были переданы инструкции по демонстрации водонепроницаемости куртки – пока мы смаковали кофе, и налаживали турецко-албанско-чеченские братские отношения, тот сотрудник честно держал куртку под напором воды из под крана.
— Вот видите, эфенди? Ничего не промокло?
— Да, не промокло. Хорошая куртка, меня устраивает. Какая финишная цена?
— Дорогой брат, 360 долларов! – взмолился он.
— Так как это первый магазин в который я зашел, то я еще пройдусь, и если не найду дешевле, то приду обратно — ответил я.
— Нет, брат, зачем вам уходить, берите ее. Дешевле не найдете нигде! Это куртка из турецкой кожи премиум класса!
— Сколько?
— Если прямо сейчас заплатите, то за 350 отдам!!!
— Хорошо. Я еще пройдусь.
— А, что 350 тоже много?
— Нет, не много. В самый раз. Я буквально в два-три магазина загляну, и вернусь.
Глазе его повлажнели. Лицо поглотила вселенская скорбь.
— ТРИСТА, ЭФЕНДИ! — криком прошептал он, озираясь по сторонам, по всей видимости сам испугавшись своей скидки.
— Вот это я понимаю скидка, так скидка.
— Берете, да? За триста. Только никому не говорите.
— За триста долларов в Таджикистане на свадьбе целую неделю гуляют, вы знали об этом?
— Нет, не знал! – сделав вид, что не понял намека.
— Ну, ладно, уже вечереет, я скоро буду, — попрощался я, и направился к выходу.
Он стоял посреди магазина, как стойкий оловянный солдатик, с курткой наперевес. В дверном проеме я услышал:
— Адам-бей, я тут продавец, работаю тут уже десять лет, и впервые вижу такого редкого человека, как вы, и поэтому делаю вам уважение — скидку со своей зарплаты, я убираю свою последнюю наценку, и просто так отдаю вам эту куртку за 280 долларов.
— Спасибо, — крикнул я в воздух, — Чох тешеккюр*!!! –ступая за порог магазина. Меня кто-то схватил за локоть, обернувшись я увидел лицо с влажными глазами, скупая слеза скатилась к углу правого глаза, верхнее веко левого глаза у него неестественно подергивалось:
— На самом деле, у меня дедушка из Чечни. Он чеченец – Адам его тоже звали, первый человек на свете переводится на всех языках, а бабушка моя албанка – Бужейр ее звали, переводится, как щедрая. Дед мой приехал в Турцию во времена, когда царь еще правил в России, женился на Бужейре, а потом уехал обратно в Чечню, и с тех пор мы о нем ничего не слышали. Может ваш дедушка тоже его знал, может они в одном селе там жили?
— Не исключено, что они были знакомы. Мир тесен. Сколько? – осоловело спросил я.
— Ради их дружбы, и в память имени моей бабушки, последняя щедрая скидка в ущерб нашему магазину – ДВЕСТИ ПЯТЬДЕСЯТ!
Я вышел из магазина, и вдохнул полной грудью свежий воздух весенней Турции. Мои друзья сидели, попивая чай, в импровизированной для них чайхане, посередине магазинного двора. На полпути к ним, не успел я сделать и трех шагов, меня окликнул голос:
— Адам-бей, Адам-бей!
Я обернулся, ко мне подошел седовласый мужчина лет семидесяти. Представившись владельцем магазина, он сказал, что окончательную цену назначает он, и схватившись за сердце, страдальчески молвил:
— Двести тридцать.
— Вот это уже другой разговор, и только ради того, чтобы не травмировать ваше сердце, — широко улыбнулся я, — Беру за двести.
— Двести двадцать! — отчеканил он.
— Двести.
— Это похоже на ограбление – двести десять!!
— За то, что настроение мне подняли – двести долларов наличными, и ни курушом* больше.
— Я не могу продавать по закупочной цене!!!
В ответ, я молча вытащил из портмоне две стодолларовые купюры.
— Сынок, только никому не говори о том, что здесь сегодня произошло!
Мы ударили по рукам. Торг был завершен.

*чох тешеккюр (турец.) – большое спасибо
*куруш – мелкая турецкая монета.


Восток — дело тонкое, или как правильно торговаться в Турции.

Silence is golden.

176.8

Репутация

6

Подписчиков

13

Статей

17 /  0

Отдал(а) голосов

  1. Dr.Ri Dr.Ri:

    Шикарно👍😂 Баркал, от души посмеялась)

    0
  2. Нохчо Нохчо:

    😂 😂
    Дик бизнесмен хир вар хьоьх, Адам))

    Хьо стенга кхаьччи и «рыбалка» йицлур йолуш яц, ты же вроде в Японии у местных тоже интересовался о рыболовстсве 😂

    1
  3. Smith Smith:

    Вот это эпопея👍 гиду наверное больше не рады в том магазине😂

    0
  4. Merlin Merlin:

    На шоппинг только с Доком идти)))

    1

Добавить комментарий