Попутчики

  122      0    Проза и поэзия    

Аэровокзал, шумная толпа проходящая регистрацию, радостные лица улетающих, слезы тех, кто их провожает, куда то снующие работники аэропорта и крикливый говор таксистов, стояла обычная суета свойственная для подобных мест. Зураб лениво дремал в жестком металлическом кресле, никуда не торопясь. В свое время научился спать где угодно, независимо от того удобным ли было место для сна или нет, ценя каждую минуту которая выдавалась для этого. У рамки металлоискателя плюгавенький милиционер дотошно досматривал сумки пожилой женщины, в которой по повязанному большому платку, он даже не заглядывая в паспорт безошибочно узнал Чеченку.

Операция «Вихрь-Античечен» постепенно шла на спад, во многих городах уже более толерантно относились к представителям Чеченского народа, но в отдельных местах слуги народа все еще пополняли свой бюджет за счет слабых и не очень разбирающихся в праве сограждан. Заметив эту картинку, вот мразь подумал Зураб, а потом подойдя к блюстителю беспорядка, шепнул ему несколько слов сделав при этом страшные глаза.

Милиционер засуетился и быстро пропустил женщину. «К1ант ху элар ахь цуьнг» обратилась женщина к Зурабу, извините я не понимаю Вас, ответил он с улыбкой, просто сказал ему, что Вы родственница местного министра МВД.

Зураб не боялся признаться в том, что он Чеченец, но завязав разговор с ней, ему пришлось бы всю дорогу его поддерживать, а он был в ужасном настроении и не хотел ни с кем говорить. Работа, образ жизни, сложный характер все накладывало свои отпечатки, благодаря которым он незаметно для себя становился нелюдимым.
Да и сегодняшний день не отличался особым успехом. А милиционер с недоумением смотрел вслед женщине с кучей сумок и не мог понять, ну почему столь высокопоставленная особа путешествует одна и без сопровождения, про себя думая о том, какие последствия у него были бы если бы этот мрачный парень вовремя не предупредил его. То, что у Зураба не было настроения отчетливо читалось на его лице.

Место было загодя забронировано, с человеком с которым он должен был лететь они намертво разругались до выезда из Грозного, там, в Москве его по большому счету никто не ждал, потому, что хотя он и тешил себя мыслью, что едет к семье, на самом деле он никого не предупредил об этом.
Просто в один день проснувшись, он открыл себе больничный, позвонил паре людей и забронировав билеты решил вылететь. Но, чтобы не вести в пути никчемные разговоры о чужих машинах, женщинах, разборках в которых никто не участвовал, достоинствах и недостатках оружия, о котором говорили люди никогда его в руках не державшие и прочей около светской болтовни, он как обычно организовал свой вылет из другого города.

Когда объявили, что регистрация подходит к концу, он отбросил газету которую читал и двинулся к стойке регистрации. У стойки его внимание привлек диалог, девушка упорно спорила с сотрудницей аэропорта, предлагая любые деньги за билет на этот рейс, а та отвечала, что все билеты распроданы и никто уже не сможет ей помочь.
Зураб без особого интереса окинул взглядом девушку. Нарисовав для себя смысловой портрет девушки он решил, что хотя в ее речи и не присутствует какого либо акцента, судя по весьма скромному и целомудренному стилю одежды, она скорее всего представительница каких либо кавказских народов, но по тому как ее никто не сопровождает быть Чеченкой, она ну никак не может. Девушка с завидным упорством продолжала настаивать на том, чтобы ей продали билет, а его раздражало то, что из-за нее ему приходится терять время.
Послушай Натали обратился он к работнице аэропорта, вот тебе билет человека, который уже не полетит, соответственно место есть, реши формальности и зарегистрируй эту дамочку, а меня поскорее пропусти на посадку.

Было ли это благородством с его стороны или преследовал ли он цель знакомства? скорее всего нет. Он уже прожил тот период, когда мужчина собирает женщин для количества, и перешел в ту фазу, когда мало кого подпускаешь к себе. Просто в последнее время его раздражало все и вся, и этот жест скорее был обусловлен желанием быстрее сесть в самолет, да заодно избавиться от осадка оставленного его не приехавшим в последний момент спутником.
Девушка с удивлением посмотрела на него подумав с чего бы такая щедрость со стороны абсолютно незнакомого человека, а потом стала рассыпаться в благодарностях и говорить, я вам заплачу и тд. Зураб не слушая отмахнулся от нее, протянул документы сотруднице аэропорта, а та которая давно уже была с ним знакома из за частых перелетов улыбнулась и протянула ему посадочный талон.

В самолете, он всегда предпочитал место с краю. Пройдя к своему ряду, он увидел, что на его месте сидит какой то набыченный мужичок, который с огромным недовольством отказывался куда либо пересаживаться.

«Делахь ма бат йохар яр ас хьа», сказал Зураб сквозь зубы по Чеченски, мужчина и бровью не повел, но почему то пересел и уткнувшись в памятку по безопасности полетов, стал ее задумчиво читать, с таким усердным видом как будто в этой заламинированной картонке был скрыт ключ к золоту инков.
В этот момент к их ряду подошла та самая девушка, которой он передал ненужный билет и попросила пропустить ее к месту у окна. Было ли это случайностью, или же инициативой Натали, которая выдала девушке посадочный именно на его ряд, ему честно говоря было все равно.

Пропустив девушку, Зураб сразу же потерял к ней интерес и незаметно для себя уснул. Во сне он гулял со своим маленьким сыном, который строил ему смешные рожицы, куда то убегал и задавал кучу вопросов. Из забытья его вывел голос, который сказал, молодой человек, возьмите Ваш телефон, Вы выронили его, когда спали.
Зураб повернул голову и увидел как девушка протягивает ему телефон, на заставке которого была фотография улыбающегося мальчугана. Спасибо ответил он ей. А кто этот мальчик с интересом спросила девушка? Мой лотерейный билет ответил он, если повезет и вырастет достойным мужчиной, то будет сын, если нет, то зря потраченное время и надежды и впервые за все время улыбнулся.

А как его зовут спросила девушка? Дени ответил он вновь помрачнев (про себя подумав, какое тебе дело как его зовут). Денис переспросила она? Я сказал Дени раздраженно повторил он ей. Хмм странное имя для Осетина сказала девушка, странные вопросы для Осетинки подумал Зураб, но не желая продолжать беседу ничего не ответил и отвернулся. Девушка была взбешена, мне всего на всего понравился ребенок на фотографии думала она про себя, а эта высокомерная самодовольная скотина видимо решила, что я клеюсь нему, в знак благодарности за этот поганый билет, да знал бы он кто я такая, кто я по национальности, от страха наверняка пересел бы куда угодно.
Ну ничего, в аэропорту скажу мужу, уж он то заставит его и взять деньги за билет и манерам научит. Что эта взбалмошная бабенка от меня хочет думал Зураб? Вот уж не делай добра, не получишь головной боли, дал ей билет, решила, что я хочу от нее что то и теперь отрабатывает, в душу лезет. Слава Аллаху этот идиот сидит между нами, а то бы она совсем вынесла бы мне мозг.

В этот момент стюарды начали разносить еду, передали три коробки и на их ряд. Он брезгливо отметил, как мужичок, сидевший посередине с аппетитом набросился на кусок колбасы непонятного происхождения, и с удивлением отметил, что девушка проигнорировала ее, как и он сам. После еды, она достала из сумки салфетки и предложила им обоим, мужичок отказался, а Зураб поблагодарив взял салфетку и не удержался, чтобы не спросить, ты в Исламе?

Да, ответила она, а как Вы узнали? Он показал на кусок колбасы и сказал, ну это же не Халял, а ты не стала есть. Ну да, сказала она, Вы судя по всему тоже, тем более, что у Вашего сына не христианское имя. В это время стюарды разносили воду и девушка, взяв свой стакан машинально предложила им обоим «Аш моли?», «Баркал, Г1оза молил» ответил он на автомате и тут его как током ударило. «Хьо нохчи ю?» «Хьо нохчи ву?» сказали они изумленно в один голос и также одновременно утвердительно ответили.
Са ваш бехк мабиллах, что я без платка, хотя у меня в паспорте и место рождения и прописка никак не связаны с Чечней, увидев как милиционер придирался к этой женщине у металлоискателя я сняла платок перед входом, сказала она покраснев и опустив глаза.

«Д1аяла Делдахь, ма показатель яцар» из ответил Зураб. «Йоллакх хил дез, ам коьрт чохь иман дацахь, ахь цун т1е куз тесача а т1е кхетар дац из». Но почему ты летишь одна спросил он ее? Папа довез до аэропорта, я опоздала на свой рейс, а он не мог ждать, в Москве встречает муж, а что мне грозит в самолете ответила девушка? Тем более, что Аллах послал мне тебя и помог с билетом, так что я не одна лечу, улыбнулась она. Начнем копать еще и родство между собой найдем.

«1ад 1елахь» сказал Зураб шутливо, не хватало мне еще такой опаздывающей родственницы, я своих никак не могу научить все делать вовремя ответил он с улыбкой.
Они долго разговаривали на разные нейтральные темы, вспоминая довоенный город, общих знакомых в Москве и Грозном, а он с удивлением открывал для себя, как эта девушка, выросшая вдали от родины и живущая там, сумела сохранить все самые лучшие традиции и обычаи своего народа. Прежде всего это была заслуга ее родителей, которые вывезли их в первозданном виде еще не испорченном налетом военного и послевоенного времени и сумели привить своим детям. МашАллах подумал он, повезло и ее мужу и ее братьям, эту девушку куда угодно можно отпустить одну, кхерам бац, что в ее голову закрадется что то дурное. Непонятно почему, но что то мешало ему спросить ее о том, откуда она родом и чья она. Ей же было неудобно задавать ему конкретизирующие вопросы, так они и летели общаясь на нейтральные темы. Заметь как сосед внимательно слушает нашу беседу сказала она Зурабу на Чеченском, пусть слушает, что он неприличного может в ней услышать ответил ей Зураб?

Самолет приземлился, включилась мобильная связь, вдруг у мужичка который сидел между ними и все время внимательно слушал их разговор, как будто пытаясь выкроить что то предосудительное в беседе двух людей, женатого мужчины и замужней женщины зазвонил телефон. И видимо отвлекшись, мужичок вдруг ответил на звонок словами «Хьакхечча со, шу доьхал декхани сун»?? Взбешенный Зураб не успел и рта раскрыть, чтобы высказать мужичку то, что он думает о нем, как девушка холодным, презрительным тоном сказала «Ваша, хьо к1онахь хети хьуна? Хьар к1ант ца хиллехь, кху чоьх сунн вашалла да адам дацар, а хьо ху1а хилча хьо Вайнехь вуй ца хоиташ 1а волуш хиллера, амма тхо Нохчи дуй хиач, тхоьгара ху г1алат дера дара те са туьсайш ладуг1аш 1аш хиллера хьо». Мужичок растерявшись не нашел ничего лучшего как ответить «Вай деза ма ца дез кхарна цун 1аш вар со, со хьаж хьумма дуй?» и быстро убежал по проходу.

Когда Зураб вышел в вестибюль аэропорта он увидел идущего ему навстречу улыбающегося племянника которого не видел лет пять. Племянник обратился к нему со словами «Зураб Марш вог1ил, почему ты не предупредил? Мы бы с твоим Дени приехали тебя встречать. Не хотел, чтобы кто то знал, что я тут, Мансур, а ты, что тут делаешь?
Племянник чуть застеснявшись ответил, ну ты же помнишь я звонил тебе говорил, что женюсь, а ты не смог прилететь, вот ее встречать приехал и кивнул куда то за спину Дяди. Зураб обернулся и увидел свою попутчицу, которая в изумлении глядела то на одного, то на другого. Знаешь Мансур сказал он племяннику с улыбкой, ты с детства отличался только тягой ко всему запретному нехорошему и опасному, но если ты и сделал когда нибудь верный выбор, то он сейчас стоит за моей спиной. Ну теперь везите меня домой, раз Вы взяли меня в плен еще в самолете, сказал он им обоим и все вместе они смеясь пошли к машине.


Попутчики

Silence is golden.

194.0

Репутация

10

Подписчиков

7

Статей

0 /  0

Отдал(а) голосов

Добавить комментарий