Трижды воскресший

  1480      2    Проза и поэзия, Юмор и сатира    

Эта история произошла в селении Самашки с неким Салманом. Это мужчина лет пятидесяти, добропорядочный, честный, не пьющий, не курящий, а также обладающий хорошим чувством юмора, как и его жизнь, решившая над ним подшутить…
Имена героев изменены.

Жил Салман один. Семью он отвез с началом боевых действий девяносто девятого года в Ингушетию. По соседству жили его родственники.

Салман уже много лет работал егерем. Вся его жизнь была связана с лесом. Он каждый день отправлялся верхом в лес, несмотря на опасности и уговоры не ходить туда. Лес очень часто становился жертвой бoмбежки. От бoмб и снарядов в нем гибли звери и птицы, а нередко, и домашний скот. Салман резал раненый скот по мусульманским обычаям, обескровливал их, снимал шкуру, разделывал мясо и отдавал хозяевам, а раненую скотину, которую можно было спасти, привозил на телеге в село, за что все в селе его уважали. Все удивлялись тому, что каждый раз он выходил из леса без единой царапины.

Как-то к Салману пришел Юнус, его сосед. Он постучался в дверь, но Салман не отозвался. Юнус видел, как чуть ранее тот заходил, поэтому он должен быть дома. Может, он спит?

Юнус открыл дверь и вошел. Пройдя коридор, он вошел в комнату и опешил: на полу, лицом вниз, лежал мужчина в луже крови.

– Салман! — окликнул он в надежде, что ему ответят.

Никакого движения.

Юнус присел и осторожно перевернул его.

Лицо Салмана было разбито, налитые кровью глаза безжизненны. Сомнений нет. Он мертв.

Юнус тут же выскочил на улицу и объявил о смерти Салмана всем его родственникам. Все как один собрались у его дома. О причине его смерти все были единого мнения: он попал под бoмбежку в лесу и, раненный, добрался. К вечеру приготовились к похоронам. Дом Салмана заполнялся все прибывавшими с соболезнованиями родственниками и соседями. Женщины с громким рыданием скрывались в доме, а мужчины читали молитвы, или молчали.

Тело перенесли в другую комнату и приготовили к омовению.

– Он был хорошим человеком, — говорил один из стариков, — истинно верующим. Аллах до последнего оберегал его от опасности. И погиб он, делая добро.

То, что было дальше, все запомнили надолго. Вдруг поднялся чей-то визг. Одна из женщин упала в обморок. Все вскочили со своих мест и побежали выяснять, в чем дело.

На улице стоял удивленный и ничего не понимающий… Салман! Живой и невредимый. Он вопросительно вглядывался в лица людей. Присутствующие же, в свою очередь, глядели на него, не веря глазам своим.

Не дождавшись ни от кого ответа, он спросил:

– В чем дело? Кто умер?

Не растерялась одна Марта, двоюродная сестра Салмана. Она побежала в дом осмотреть труп. Как она и предполагала, тело лежало на месте, но умерший был совсем другим человеком, и, как выяснилось в дальнейшем, даже не из их села. Видимо, этот человек был каким-то образом ранен, и он решил скрыться в пустующем доме, после чего умер от потери крови. Салман же в это время находился в лесу.

Салман никак не мог понять, почему они приняли этого человека за него.

– Как-то не приходило в голову, что в твоем доме может умереть кто-то другой, — говорила потом Салману Марта, его двоюродная сестра. — Но, несмотря на то, что он был похож на тебя, я заметила какое-то несоответствие, но решила, что так бывает после смерти. И вообще, умершего не многие решались узреть, поскольку его лицо было изуродовано. Никто не сомневался, что это ты.

Вскоре из этого случая сделали анекдот.

А между тем боевые действия, после небольшого затишья, продолжились, на этот раз более интенсивно. Салман упорно продолжал пропадать в лесу, несмотря на реальную опасность. Дело в том, что овцы сельчан разбежались во время бoмбежки, и некоторые пропали. Салман хотел их найти.

Салман оседлал лошадь и ускакал в лес. Через какое-то время там раздались взрывы. Взрывы были как раз в том направлении, куда он отправился.

Тогда, вызвались двое мужчин пойти за ним, но женщины их отговорили, утверждая, что там опасно, что они тоже могут погибнуть, а Салман, в случае чего, может сам приехать.

Прошло какое-то время. Салман не возвращался. А бoмбардировка не прекращалась. Из лесу прискакала только его испуганная лошадь. Их опасения подтвердились: с Салманом что-то случилось. Они все равно решили чуть подождать.

День сменила ночь. Салмана все не было. Уже никто не сомневался, что он погиб.

На следующий день в лес отправились двое разыскивать труп. Пришли часа через четыре, ни с чем.

– Мы не смогли его найти, — поведали они. — Там сплошные воронки от бoмб и снарядов, деревья, вырванные с корнями, а земля словно вывернута наизнанку. Чтобы найти его, надо будет перекопать весь лес.

Этого делать, естественно, никто не стал. В тот же вечер родственники Салмана устроили похороны у себя дома. Опять соболезнования, мужское молчание, женский плач.

И так прошел день.

На следующий день, Сацита — тетя Салмана, — заплаканная, вместе с двумя своими дочками, шла с похорон домой.
Проходя мимо дома Салмана, они услышали скрип открываемой двери и повернулись. У всех троих глаза полезли на лоб.

Из своего дома выходил Салман, опять же, целый и невредимый.

Увидев Сациту, Салман направился к ней. Он не выглядел растерянным. Был совершенно спокоен, а лицо сонное.
Сацита повернулась и, как сумасшедшая, побежала назад, при этом громко визжа. Находящаяся в это время дома Марта услышала на улице крик и догадалась в чем дело. Когда она выбежала вместе с остальными на улицу, то увидела не только удивленного, но и возмущенного таким оборотом дела Салмана, который уже понял, в чем дело.

Пришлось ему объясняться.

Когда он поехал в лес, он быстро нашел пропавших овец. Их было двенадцать. И тут началась бoмбежка. Овцы все куда-то разбежались. Оставаться в лесу было опасно, но и оставлять овец он не хотел.

Салман привязал испуганную лошадь к самому густолиственному дереву и стал ждать, пока самолеты улетят. Если его заметят в лесу, экипаж самолета примет его за бoeвика, и тогда ему — конец.

Где-то через минут двадцать бoмбежка переместилась дальше от них. Салман сел на лошадь и поехал искать овец.
Долго их искать не пришлось. Он их нашел, пораженных осколками ракеты. Осколки разорвавшейся ракеты не пощадили почти ни одной овцы. Две овцы были мертвы, а остальные ранены. Салман проверил их. Трех из них еще можно было спасти. Других надо было резать. В связи с этим пришлось задержаться до следующего дня. Он не мог оставить их. Они могли сдохнуть. Пропадало столько мяса. А есть мертвечину нельзя — это грех для мусульман. Есть ее можно, только совершив ритуальное омовение и обязательно зарезав, повернув в сторону Каабы.
Невзирая на взрывы, он делал свое дело: резал овец, разделывал их, а трех лечил, вытаскивая осколки и перевязывая.

Салман совсем не спал. Лишь иногда садился передохнуть.

Рано утром следующего дня Салман оставил все мясо в лесу, накрыв и хорошо спрятав, чтобы вечером забрать его на повозке, и, взяв с собой лишь двух выживших овец, пошел домой. Овец он загнал к себе в сарай, чтобы потом хозяева их забрали. Сам он, сильно уставший, хотел выспаться до вечера. Однако проспал до следующего утра.
Утром встал и хотел докончить начатое. Тут и столкнулся со своими похоронами.

– Нет, это же надо, — никак не могла прийти в себя его двоюродная сестра, — два раза мы его хороним, а он каждый раз возвращается целым и невредимым.

Салман разразился хохотом.

– Нет, все, — сказала Марта, — на твои похороны я больше не приду.

– Еще как придешь, — уверил ее Салман.

– Почему это?

– А чтобы убедиться, умер я или нет.

После этого случая прошло много времени. Боевые действия утихли. Судьба решила подшутить над ним в последний раз. На этот раз все было иначе.

Однажды к Салману зашли его родственники. Салман в этот день должен был быть дома.

Зять Салмана окликнул его. Тот не отвечал.

Они зашли в гостиную, где застали Салмана лежащим на кровати. Зять опять окликнул его. Тот — ноль внимания.

Тогда он подошел к нему и потряс его за плечо со словами:

– Проснись, соня!

Без движения.

Зять потряс его сильнее. Тот не подавал никаких признаков жизни. Это всех насторожило.

– Что с ним? — взволнованно спросила Сацита.

Сколько он его не тряс — бесполезно. И вид у него был какой-то мертвецко-бледный. Он прикоснулся к его лицу.
Оно было холодным.

– Он… мертв…, — выдавил из себя зять.

Тетя с двумя дочками начали рыдать. Они уже были на двух его псевдопохоронах, но тут уже совсем иная ситуация: Салман лежит перед ними, и, без сомнений, это Салман, и никто иной.

Вечером устроили похороны. Близкие умершего все прибывали. Их было больше, чем на предыдущих похоронах. Многие спешили посмотреть на мертвеца — так они сомневались в его смерти. Причина смерти точно определена не была, но большинство считало, что он умер своей смертью.

Тело омыли, и оно было готово к погребению.

Прошел день.

По улице шествовал Иса, знакомый Салмана.

У дома Салмана сегодня на улице никого не было видно.

«Интересно, — подумал он, — где все? Может в доме? Обедают?»

Увидев кого-то за забором дома Салмана, он пригляделся. Это был Салман — из крови и плоти. Он оглядывался по сторонам, видно, не желая ни с кем встречаться.

Уже привыкший к двум его смертям, Иса улыбнулся и крикнул ему:

– Ну что, встретил Там кого-нибудь из наших?

Заметив его, Салман смущенно улыбнулся.

Иса зашел к нему, чтобы послушать его «оправдание».

Рассказывай, — сказал он, — как ты умудрился похоронить себя на этот раз?

Салман с неохотой начал свой рассказ:

– Вчера я простудился, у меня поднялась температура, в общем мне стало очень плохо. С больницами у нас, сам знаешь, — проблемы. Сайпудди посоветовал мне выпить спирт, мол, простуду как рукой снимет, вот я и воспользовался его советом — выпил стакан спирта. А до этого я никогда в рот спиртного не брал. Ну вот, сегодня утром выпил, опьянел, уснул в кровати и спал как убитый. Просто спал, как спят пьяницы. Тогда и решили, что я умер. Ладно, я не просыпался. Как можно не отличить живого человека от мертвого? Никто не мог заметить сердцебиения или дыхания? Разве это не идиотизм? Мало того, что посчитали меня мертвецом, так еще похороны устроили, омыли меня, опозорили перед всеми. А теперь мне оправдываться, что я выпил спирт и поэтому уснул мертвым сном? Слава Богу, больше никогда не буду пить, если даже от этого будет зависеть моя жизнь. Хорошо, что кто-то догадался привести врача, прежде чем меня похоронили. Врач и сказала: «Вы что, никогда пьяного человека не видели?»

Иса с трудом справлялся с душившим его смехом.

– Погоди. Слушай дальше. Будят меня, просыпаюсь, а вокруг меня женщины заплаканные сидят. Представляешь мое удивление? Через какое-то время все давай меня проклинать и плевать в меня. Всего оплевали. Как я умер, они плачут, а как узнают, что я живой, они оплевывают меня. После этого уже боюсь на людях показываться.

На этом история о трех похоронах Салмана закончилась. Сейчас он живет вместе с семьей, живой и здоровый.

Аслан Шатаев


Трижды воскресший

Silence is golden.

17.0

Репутация

1

Подписчиков

6

Статей

2 /  0

Отдал(а) голосов

  1. Merlin Merlin:

    Жизнь у человека нескучная, сколько еще о нем будут рассказывать)))

    3

Добавить комментарий