Из жизни программиста. Случай отказа.

В первый день на новой работе Себастьян не был особо воодушевлён. Он уже многое повидал и набрался равнодушия и пессимизма. Эта новая работа не должна была отличаться ни одной другой: куча надоедливых коллег, плохо продуманных требований, старых кодовых баз, полных спагетти-кода. Но она хорошо оплачивалась, а он устал от своей старой группы, ему надоели одни и те же привычные лица. Поэтому он внутренне приготовился к слегка новым оттенкам той же офисной политики и муторных заданий.

Он даже особо не расстроился, зайдя в ИТ-отдел за своими учётными данными и услышав жужжание и щёлканье старых серверов Packard Bell. Себастьян просто опустил на несколько уровней свою планку требований к рабочему компьютеру, и вернулся в новый офис. Да, его должность подразумевала собственный офис и соответствующую оплату. Ради этого он мог смириться со многим другим.

Его логин сработал с первой попытки, что было приятной неожиданностьюю. Он ожидал Windows XP; когда загрузилась Vista, он не был уверен, стоит ли ему радоваться более новой ОС, или ужасаться тому, что это Vista. Завершив получение полномочий администратора и урезав UAC, он даже на какое-то время мог притвориться, что это «семёрка». «Чтобы испугать меня, потребуется что-то большее», — подумал он и запустил Outlook.

Во входящих уже была почта: несколько приветственных писем с информацией для новых сотрудников, а также первая задача от его менеджера. Впечатлённый, если не сказать больше, эффективностью назначения задач, он открыл письмо от своего нового руководителя.

Первое письмо было примерно таким:

Здравствуйте, Себастьян, добро пожаловать в нашу идеально отточенную рабочую среду. В ней всё делается правильно. При создании проектных документов вы будете работать с Bonk-Word (веб-приложение для документирования компании IBM). Не забывайте часто сохранять работу! При аварийном завершении Bonk-Word вам необходимо будет написать письмо в отдел ИТ для его перезапуска.

Компания составляет проектную документацию. Пишите всё в страдательном залоге, используйте фиолетовый для обозначения заголовком глав и зелёный — для заголовков разделов. Документы ежедневно проверяются президентом компании в 9 утра, так что будьте к этому готовы. Ошибки в заголовках станут «чёрной меткой» в вашем личном деле.

Начните с проектирования решения проблемы со шрифтами на Macintosh, которую мы не можем решить четыре года. Завтра к 9 часам утра у вас должен быть готовый проектный документ из шести страниц. Спасибо.

«Шесть страниц на завтра?», — забеспокоился Себастьян. «Наверно, я возрадовался эффективности слишком рано. Ну, по крайней мере, не будет скучно», — он хрустнул костяшками пальцев, открыл Bonk-Word и начал разбираться с так называемыми проблемами со шрифтами.

Первое, что он выяснил — менеджер не шутил о частом сохранении. К концу дня он мысленно делал ставки: что свалится первым — Bonk-Word или сама Vista. Оба они крашились примерно через каждые полчаса. Но ведение статистики вылетов на листочке почему-то успокаивало Себастьяна. Оно напоминало ему: в мире что-то ещё работает. Простейшие математические действия не впечатляли, но были надёжными. Регулярными. Стабильными.

Возможно, в этом офисе Себастьян чувствовал себя одиноко. Но он был тихим и отдельным. Пусть постоянные вылеты раздражали, но Себастьян всё-таки двигался вперёд. Он задержался на работе, чтобы изучить разнообразную литературу, посвящённую рендерингу шрифтов, в том числе спецификацию Postscript, сопроводительную литературу с рекомендациями по его использованию и информационные центры в World Wide Web, созданные для коллекционирования мудрости лучших умов отрасли в знакомом и удобном формате вопросов и ответов. Он пространно описал в документе «создание программы на Python для рендеринга каждого символа». Он потратил две страницы на описание того, что можно было рассказать в двух словах.

«Если им нужно шесть страниц, они получат шесть страниц», — думал Себастьян.

Первый день оказался странным, но Себастьян видел, что вполне выдержит это в течение как минимум нескольких лет. Он закончил работу, вышел из здания (которое подозрительно пахло старым кожаным нижним бельём) и медленно подошёл к своему «бесплатному месту на парковке» (ещё одно преимущество, оправдывающее эту работу в его глазах). Медленно — потому что стоянка была совершенно разъедена ржавчиной, и во многих местах бетон полностью отвалился, обнажив арматуру пола и колонн.

Следующим утром, ровно в 9:00, Себастьян находился в офисе своего менеджера, ожидая первой проверки проекта от президента компании, позвонившего по телефону. Себастьян чувствовал себя некомфортно от разговора с президентом напрямую, учитывая то, что в к компании было шестьдесят сотрудников, но ему пришлось это вытерпеть.

«Я сделал, как просили, и в нужном объёме. Скорее всего, это просто формальность, после которой я смогу приступить к работе».

Спустя час униженный и измотанный Себастьян вернулся в свой офис. В его ушах всё ещё звенела полученная им абсурдная, но жестокая критика. По словам президента, его заголовки разделов были едва «зеленоватыми», а не зелёными, как требовала компания, а заголовки глав — непростительно «красноватыми» вместо ожидаемо фиолетовых. Кроме того, ему недвусмысленно сообщили, что отладить шрифты с помощью Python «невозможно». Вместо него Себастьяну приказали работать на C++ и использовать «чудесные» программные библиотеки компании. Ожидая звонка президента, менеджер Себастьяна расхваливал документ, но во время проверки не сказал ни слова, неотрывно смотря на кирпичную стену за своим столом.

Себастьян закрыл дверь офиса, отгородившись от остальной части компании. Он сел на свой роскошный кожаный стул и уставился на экран едва работавшего компьютера. Он снова открыл свой документ, а потом перезапустил машину, потому что Vista решила вылететь. Когда компьютер снова загрузился, он проверил свой банковский счёт, подумал о платежах по ипотеке, и сжал зубы.

«Ну ладно», — сказал он вслух в пустом офисе. «Взглянем на эти библиотеки».

Первое, что он начал искать — это документация. Естественно, что в такой помешанной на документах компании документация к «чудесным» библиотекам должна быть точно набрана правильным шрифтом с идеально точным оттенком, с правильными заголовками глав и названиями разделов. Но документации… не было. Была уйма проектных документов с идеальным зелёным и фиолетовым цветами. Но в них описывалась только методология разработки библиотеки и ничего не говорилось об её использовании.

«Я что, схожу с ума?», — спросил себя Себастьян, когда машина перезагрузилась в третий раз. «Возможно, код самодокументированный…»

Он испытал ужас, но особого удивления не было: библиотеки состояли из плохо продуманных обёрток строковых функций из стандартной библиотеки.

Несмотря на постоянные фиаско, Себастьян держал удар. Его ежедневно вызывали для очередного раунда словесных запугиваний. Компания за четыре года не могла справиться с этой шрифтовой проблемой; тем не менее, ничто из предлагаемого им не устраивало президента. Себастьян отказался от собственной библиотеки компании, начав решать проблему на известном ему Python; в конце концов, если его всё равно будут гнобить, то зачем делать то, что тебе говорят? Но что бы он ни применял: собственный тестер на Python, или тестер Microsoft, или Apple, или Adobe — шрифт оставался полным хаосом. 488 неискоренимых, неисправимых, не решаемых заплатками конструктивных ошибок.

Президент категорически отказывался признать правду. Он утверждал, что это вина Себастьяна, ведь тот не использует великолепные библиотеки C++.

Исчерпав все варианты, Себастьян оставил ключ от ржавеющего гаража на столе менеджера вместе с заявлением об уходе. Он попрощался со своим милым офисом и адской машинкой, которую выдавали за компьютер. Глубоко вдохнул, в последний раз почувствовав муторный запах кожи и вышел, окончательно и бесповоротно.

Почему-то он сомневался, что будет скучать по компании.

habr.com


Из жизни программиста. Случай отказа.

Silent is golden

1

Репутация

26

Подписчиков

637

Статей

127 /  1

Отдал(а) голосов

  1. Smith Smith:

    👍 в чём-то похоже

    0
  2. Dr.Ri Dr.Ri:

    Я не программист, но очень жизненно.

    0

Добавить комментарий