Миллион слов или да здравствует великий и могучий чеченский язык

  389      1    Даймохк    

Научное изучение лексики чеченского языка началось в 18 веке. Академик И.Гюльденштедт в своем труде «Путешествие по России и Кавказским горам» наряду с материалом других кавказских языков записал около 300 чеченских слов. Краткую информацию о чеченском языке приводит затем академик Г.Ю. Клапрот в работе «Кавказские языки». Этнографические данные и характеристику чеченского языка дает в книге «Языки кавказского корня» Р.Эркерт. Около 500 лексических единиц содержит сборник чеченских слов, составленный П.К. Усларом в виде приложения к своей «Грамматике чеченского языка» в 1888 году. Однако первыми действительно лексикографическими работами по чеченскому языку являются «Чеченско-русский словарь» А.Г. Мациева и «Краткий русско-чеченский словарь» К.З. Шерипова, изданные в Грозном в 1927 и 1928 годах соответственно.

Самый большой Чеченско-русский словарь, изданный А.Г. Мациевым в 1961 году, содержит 20 000 слов. Причем около 5000 слов этого словаря являются русскими заимствованиями.

В русско-чеченском словаре А.Т. Карасаева и А.Г. Мациева (М., 1978) около 40 000 слов. Из них приблизительно 10 000 представляют кальки и заимствования из русского. Таким образом, самое большее количество зафиксированных в словарях чеченских слов едва достигает 30 000. Относительно небольшой объем чеченской лексики, зафиксированной словарями, объясняется, на наш взгляд, неразработанностью нахской лексикографии [14]. Действительно, вайнахские ученые привыкли изучат факты своих языков через призму русского языка [1]. Те факты, которые имеют аналогии в русском языке, ими фиксируются, а те, которые не имеют аналогов, ими не замечаются или попросту игнорируются. Целью настоящей статьи является попытка подсчета лексических единиц чеченского языка, исходя из внутренней логики языка, без оглядок на морфологические, лексикографические и орфографические традиции иных языковых систем.

Первым самостоятельным шагом на этом пути было составление списка первичных (непроизводных) глаголов чеченского литературного языка. По нашим подсчетам, их оказалось приблизительно 370. При этом из четырех разновидностей классных глаголов, например: бан, ван, дан, йан; беша, веша, деша, йеша, в расчет принималась только одна – с показателем б- ( бан, беша), хотя в некоторых случаях значения глаголов с разными показателями могут отличаться, особенно в производных основах и в сочетании с другими словами, сравните в частности, валар – основное значение ‘смерть’, далар – основное значение ‘дача, подача, давание’; дешархо ‘учащийся’, ешархо ‘читатель’; омардан ‘приказать’, омарйан ‘заказать’ и т.д.

На втором этапе мы занялись подсчетом суффиксальных глаголов, образуемых от первичных основ. К.З. Чокаев [12] в своей монографии, посвященной словообразованию, рассматривает три глагольных суффикса: суффикс переходности -уо // -дан, суффикс модальности -дала, суффикс побудительности -ийта. На самом деле в современном чеченском языке к разряду глагольных суффиксов можно отнести значительно больше число суффиксальных элементов, таких как: -даккха // -д аха (> даккхийта // д ахийта), дала (> -далийта), -д ала // -дийла // -довла (> д алийта // -дийлийта // -довлийта), д уола, -ийта, -о и др. Они могут присоединяться не только к глагольным основам, но и к основам прилагательных, числительных, наречий и т.д. Поэтому точно так же, как это было выше сделано с глаголами, можно составить матрицы основных частей речи и проверить, с какими основами из числа элементов матриц сочетаются вышеприведенные суффиксы и суффиксоиды. Число непроизводных прилагательных в современном чеченском языке по нашим подсчетам получилось 182 ( см. приложение).

Сначала проверяем сочетаемость матричных глаголов со всеми возможными суффиксами и складываем полученные числа в итоговое. Затем проверяем сочетаемость матричных прилагательных с теми же суффиксами, выводим итоговую сумму. Сложив отглагольные основы с отъадективными, получаем приблизительное число суффиксальных глаголов чеченского языка, равное 2300.

Следующим делом приступаем к такому же подсчету префиксальных глаголов. Для этого устанавливаем число префиксальных элементов языка. К.З. Чокаев [12] рассматривает около 50 префиксов, у нас получилась цифра 60 ( см. приложение). Проверка сочетаемости 2300 глагольных основ с 60 префиксальными элементами займет у нас слишком много времени и места. Поэтому допустим, что продуктивным является только шестая часть префиксов, то есть всего лишь 10 приставок (мы намеренно занижаем их число, чтобы нас не обвинили в стремлении искусственно увеличить словарный запас чеченского языка). Тогда произведение 2300 глагольных основ на 10 префиксов даст цифру в 23 000 глаголов. Исходя из этой округленной цифры 23 000 глагольных основ, попробуем грубо оценить лексический состав чеченского литературного языка, что до сих пор никем еще сделано не было.

Как известно, от любой глагольной основы в чеченском языке автоматически образуются причастные, масдарные и обстоятельственные формы.

Чеченские причастия имеют три формы времени: форму настоящего времени ( олу дош, догу дечиг, йоду говр от глаголов 1-го спряжения; хиета, мега, диеза хIума от глаголов 2-го спряжения), форму прошедшего времени ( аьлла дош, даьгна дечиг, едда говр) и форму будущего времени ( аьндолу дош, догудолу дечиг, йодуйолу говр).

Причастия бывают самостоятельные и несамостоятельные. Несамостоятельные или зависимые формы употребляются с существительными и выполняют в предложении роль определений ( лепа бос, лепна бос, лепанболу бос). Самостоятельные или субстантивированные причастия образуются от основ несамостоятельных причастий при помощи суффикса — рг ( лепарг, лепнарг, лепанберг). В предложении они выступают в основном в функции подлежащего или дополнения.

Перечисленные 6 форм причастий являются положительными или утвердительными формами. Наряду с ними в чеченском языке имеют место быть и отрицательные формы, образующиеся от основ положительных форм при помощи префикса — ца ( цаолу дош, цааьлла дош, цааьндолу дош; цаолург, цааьлларг, цааьндерг). Эти 12 причастных форм от каждого из 23 000 глаголов дают в языке 276 000 лексических единиц.

Спецификой чеченского языка можно считать наличие в нем аналитических форм глагола, состоящих из причастия и вспомогательного глагола хила ‘быть’, например: гуш хила ‘быть видимым’, деш хила ‘быть делаемым’, лепаш хила ‘быть сияющим’. Причастия от таких форм переводятся на русский язык во многих случаях описательно, особенно формы будущего времени: гушдолу ‘видимый’ – гинадолу ‘виданный, увиденный’ – гундолу сурт ‘картина, которую увидят’ , дешдолу ‘делаемый’ – динадолу ‘сделанный’ – дендолу дезар ‘дело, которое сделают’.

Субстантивированные причастия образуются при помощи суффиксоида — дерг: гушдерг ‘видимый’ – гинадерг ‘виданный’ – гундерг ‘тот, который увидят’ , дешдерг ‘делающий, делаемый’ – динадерг ‘сделанный; тот, который сделал’ – дендерг ‘тот, который сделает; то, что сделают’. Как видно из переводов, в чеченском языке не различаются формы действительного и страдательного залогов.

Отрицательные формы причастий образуются двояким способом: при помощи приставки ца- (цагушдолу – цагинадолу – цагундолу сурт; цагушдерг – цагинадерг – цагундерг) и посредством отрицательного суффиксоида — доцу (гушдоцу – гинадоцу – гундоцу сурт; гушдоцург – гинадоцург – гундоцург).

Общее количество словоформ от аналитических форм глагола 18 х 23 000 = 414 000.

Кроме этого в чеченском языке существуют еще редупликативные причастные образования типа дог-догу, даьг-даьгна, догудол-долу; дог-догург, даьг-даьгнарг, догуден-дерг // догу дер-дерг; цадог-догу, цадаьг-даьгна, цадогудол-долу; цадог-догург, цадаьг-даьгнарг, цадогуден-дерг, отсюда 12 форм х 23 000 глаголов дают еще 276 000 словоформ.

Далее идут масдарные формы, образующиеся от основы инфинитива при помощи суффикса — р и обозначающие опредмеченное действие: ала – алар, дийца – дийцар, эца – эцар, лата – латар, хатта – хаттар и т.д. Масдары образуются от любого глагола, следовательно, 23 000 глагольных основ дают 23 000 отглагольных производных. Отрицательная частица ца- по правилам современной чеченской орфографии пишется с масдаром слитно, образуя интонационно и семантически самостоятельную лексическую единицу: алар – цаалар, дийцар – цадийцар, эцар – цаэцар, латар – цалатар, хаттар – цахаттар и т.д. Все они изменяются по падежам и по числам как существительные и широко употребительны в речи, например: цааларна (хилла), цааларо (вон Iамийна), цааларца (ду), цааларх (кхеташ ду), цааларе (хьаьжжана), цааларал (сов). Таким образом, мы имеем еще 23 000 отрицательных масдаров.

Практически от каждой чеченской глагольной основы при помощи суффикса — ийла // — дойла (ср. олийла, водийла, социйла; сацадойла) могут быть также образованы абстактные существительные с семантикой возможности. Эта словообразовательная модель дает в лексическую копилку чеченского языка еще 23 000 слов, от которых, в свою очередь, посредством префикса ца- в таком же количестве образуются отрицательные дериваты цаолийла, цадуьйцийла, цавоьдийла, цагойла, цахезийла, цаяздойла и т.д.

Итого общее число рассмотренных нами глагольных и отглагольных форм современного чеченского литературного языка составляет 276 000 + 414 000 + 276 000 + 115 000 = 1 081 000 единиц. Или 23 000 глагольных основ помноженные на 47 словообразовательных моделей дают 1 081 000 отглагольных форм!

Обратите внимание, что мы до сих пор говорили только о глаголах и отглагольных формах. В наших рассчетах мы не рассматривали собственно существительные, собственно прилагательные, местоимения, числительные, наречия, служебные части речи, сложные глаголы, обстоятельственные формы глаголов.

Рассмотрим их вкратце.

Существительные

  • суффиксальные ( -алла, -ам, -ана, -гIа, -иг, -ло, -о 1 , -о 2 , -ро, -хо, -ча …);
  • образованные основосложением, возможности которого практически бесконечны ( хид ар, хидатар, хидезар, хидерзор, хидестар, хидеттар, хидиллар, хидожар, хикхехьар, хилакъар, хилакъор, хитохар, хитIедалар, хих удар, хихьарсар, хиэхар; цIеезар, цIейожар, цIетиллар, цIехийцар, цIехаттар и т.д.).

Прилагательные

  • прилагательные-причастия с суф. — доцу практически от всех прилагательных и существительных ( дедоцу, кортабоцу, садоцу, серлойоцу, сийдоцу, хадоцу, ханйоцу хан).
  • прилагательные, образующиеся основосложением ( догдика, догдоккха, догкIеда, догвон, догмайра, догъIаьржа; каде (< кадайн), комаьрша, саготта, сакIезга, сашорта, самаьрша, сасиха Орга, сачехка; бIасийна Терк, чочехка верта, чошера куьйра, чомеца берзалой).

Сложные глаголы (догдатIа, догъэца, догдаха, догхила; сагатдан, сатоха, садетта, садаккха, салаца, салатта; садаржа, сатаса, сатийса, сахила; катоха, каетта, каягIийта, кахьакха, каяла, катола; къахета, къахьега, къадеха, ирдогIа, иркархIотта, иркархитта).

Глаголы вторичной и третичной деривации [3]: тодан – тодадала, даздан — даздадала, нисдан – нисдадала; къарвайта – къарвайтавала, сихавайта – сихавайтавала; цIийдалийта – цIийдадалийта.

Остоятельственные формы глагола: алаза, алале, алархьама, аллалц, аьллачохь, аьллачул, аьллач(у)ха, аьллачуьра, аьллачхьана, аьллашехь и др.

Наречия так же бесконечны, как и причастно-деепричастные формы, от которых они образуются: виллана, гобаьккхана, гобинна, могIабинна (латта), катоьххана вала, лергтаIIийна Iа;

Наречия образованные путем усилительной геминации (дикка, хазза, леккха, майрра, маьршша, ондда, цIенна).

С учетом этого мы можем сказать, что максимальное число чеченских словарных единиц может достигнуть полутора миллионов, если не больше.

Итак, сделанный нами подсчет можно свести к следующей схеме.

Приблизительное число чеченских глаголов – 23 000.

Плюс 23 000 причастий настоящего времени ( олу дош, догу дечиг, йоду говр)

  • + 23 000 отриц. причастий наст. времени ( цаолу дош, цадогу дечиг, цайоду говр)
  • + 23 000 причастий прош. вр. ( аьлла дош, даьгна дечиг, едда говр)
  • + 23 000 отриц. причастий прош. вр. ( цааьлла дош, цадаьгна дечиг, цаедда говр)
  • + 23 000 причастий будущ. вр. ( аьндолу дош, догудолу дечиг, йодуйолу говр)
  • + 23 000 отриц. причастий будущ. вр. ( цааьндолу дош, цадогудолу дечиг, цайодуйолу говр)
  • + 23 000 субстантивированных причастий наст. времени ( олург, догург, йодург)
  • + 23 000 отрицательных субстантивированных причастий настоящего времени ( цаолург, цадогург, цайодург)
  • + 23 000 субстантивированных причастий прош. вр. ( аьлларг, даьгнарг, еддарг)
  • + 23 000 отрицательных субстантивированных причастий прош. вр. ( цааьлларг, цадаьгнарг, цаеддарг)
  • + 23 000 субстантивированных причастий будущ. времени ( аьндерг, догундерг, йодунъерг)
  • + 23 000 отрицательных субстантивированных причастий будущ. времени ( цааьндерг, цадогундерг, цайодунъерг)
  • + 23 000 х 3 = 69 000 причастий с суф. — долу ( гушдолу – гинадолу – гундолу сурт, дешдолу – динадолу – дендолу дезар)
  • + 23 000 х 3 = 69 000 причастий с суф. ца-… — долу (цагушдолу – цагинадолу – цагундолу сурт, цадешдолу – цадинадолу – цадендолу дезар)
  • + 23 000 х 3 = 69 000 субстант. причастий с суф. — дерг ( гушдерг – гинадерг – гундерг, дешдерг – динадерг – дендерг)
  • + 23 000 х 3 = 69 000 префиксально-суффиксальных субстант. причастий с ца-…- дерг ( цагушдерг – цагинадерг – цагундерг, цадешдерг – цадинадерг – цадендерг)
  • + 23 000 х 3 = 69 000 причастий с суф. — доцу (гушдоцу – гинадоцу – гундоцу сурт, дешдоцу – динадоцу – дендоцу дезар)
  • + 23 000 х 3 = 69 000 причастий с суф. — доцург (гушдоцург – гинадоцург – гундоцург, дешдоцург – динадоцург – дендоцург)
  • + 276 000 редупликативных причастных образований типа дог-догу-рг, даьг-даьгнарг, догудол-долу // догу ден-дерг // догу дер-дерг, отсюда 12 форм х 23 000 глаголов = 276 000 словоформ.
  • + 23 000 масдаров ( алар, вадар, сацар, малор, тохар, дигар, дузар, летар)
  • + 23 000 отрицательных масдаров ( цаалар, цавашар, цадезар, цадузар)
  • + 23 000 отглагольных форм на — ийла // — дойла ( олийла, водийла, социйла)
  • + 23 000 отрицательных отглагольных форм — ийла // — дойла (цаолийла)

Итого 1 081 000 (один миллион восемьдесят одна тысяча) отглагольных лексических единиц.

На основании всего выше изложенного мы смело можем сказать:
«ДА ЗДРАВСТВУЕТ ВЕЛИКИЙ И МОГУЧИЙ ЧЕЧЕНСКИЙ ЯЗЫК! И СЛАВА АЛЛАХУ ЗА ЭТО И ЗА ВСЕ ОСТАЛЬНОЕ!»

Литература

  1. Гиреев В.Ю. Некоторые вопросы глагольного словообразования в чеченском языке. – Вопросы лексики и словообразования вайнахских языков. – Грозный, 1987. – С.13-35.
  2. Гиреев В.Ю. Самостоятельное причастие в чеченском языке. – В сб.: Словообразование и словоизменение в нахских языках. – Грозный, 1987.
  3. Гиреев В.Ю. Частеречная классификация масдара чеченского языка. – Вопросы лексики и лексико-грамматических категорий вайнахских языков. – Грозный, 1988. – С.30-46.
  4. Гиреев В.Ю. Отглагольные образования в чеченском языке: их место в системе глагольных форм и внутренняя дифференциация. – Тезисы докладов XII региональной научной сессии по изучению системы и истории иберийско-кавказских языков «Отглагольные образования в кавказских языках» от 21-22 сентября 1988 г. – Теберда, 1988.
  5. Старчевский А.В. Кавказский толмач. (Переводчик с русского на главнейшие кавказские языки, заключающий в себе 27 языков. По каждому языку от 2400 слов до 300 фраз и грамматический очерк). – Спб., 1891.
  6. Старчевский А.В. Кавказский переводчик, заключающий в себе 30 языков. – Спб., 1893.
  7. Сулейбанова М.У. Сложные существительные в современном русском и чеченском языках. Учебное пособие. – Пятигорск, 2001. – 32с.
  8. Сулейбанова М.У. Сложные существительные в чеченском и русском языках. Учебное пособие. – Пятигорск, 2002. – 75с.
  9. Сулейбанова М.У. Продуктивные аффиксы в словообразовательных системах современных русского и чеченского языков. – Вопросы общей и чеченской филологии. Межвузовский сборник научных трудов. Вып. 1. – Грозный, 2003. – C. 156-170.
  10. Чокаев К.З. О глагольном словообразовании в чеченском литературном языке // Известия ЧИНИИИЯЛ. Т. 2. Вып. 2. – Языкознание. – Грозный, 1961. – С.151-154.
  11. Чокаев К.З. Морфология чеченского языка. Словообразование частей речи. Ч. 1. – Грозный, 1968.
  12. Чокаев К.З. Морфология чеченского языка. Словообразование частей речи. Ч. 2. – Грозный, 1970.
  13. Яковлев Н.Ф. При участии З.Джамалханова, А.Хумпарова. Морфология чеченского языка. Труды ЧИНИИИЯЛ, т.1. – Грозный, 1960.
  14. Johanna Nichols and Arbi Vagapov. Chechen-English and English Chechen Dictionary. – London-New York, 2004.

 

Арби Вагапов


Миллион слов или да здравствует великий и могучий чеченский язык

Мне дано все, чтобы жить возвышенной жизнью. А я гибну в лени и мечтании. Д. Хармс.

1

Репутация

21

Подписчиков

401

Опубликовано

82 /  1

Отдал голосов

  1. Antara Antara:

    И нис ах авторш жюгти хьун бу теш и вай мотт изучать дяш хилларш, лаам бац уьш)

    0

Добавить комментарий